Есть анекдот в тему:

"Криминальные хроники. В подъезде многоэтажного дома обнаружено два трупа. Один скончался от колото-резаных ран, второй от передозировки героином."

Обмануть кого-то ради героина? Ха, да вы не знаете наркоманов! Это самое милое дело. Твои деньги на секунду попали в руки торчка? Всё, забудь про эти деньги, они уже проколоты. Мобильный телефон, дорогая кожаная куртка, другие ценности — всё идёт в ход. Одолжил героинщику денег? Прости ему этот долг: он никогда его не вернёт. Он что-то обещал? Не воспринимай всерьёз. Весь этот мир наркоман видит лишь через призму героина.

Сказать, что героинщик трясётся над героином — не сказать ничего. От того, сделана ли вечером заначка трёхсот миллиграмм порошка на утро, зависит и настроение перед сном и утренний подъём. Если ты просыпаешься на голяке — дело дрянь. Но если с вечера ты оседлал благоразумие, то следующий твой день начнётся не с соплей, озноба и поисков денег, а с крайне приятной утренней дозы. И настроение, созданное на день, будет уже другим. Но что такое — не принять остатки? Заначка кайфа терзает душу. Тебе не надо, ты в порядке, но героина много не бывает, и всегда хочется догнаться. Вечером ты примешь последнее просто так, а утром будешь жалеть. Ох как будешь жалеть!

Наличие порошка в заначке означает, что ближайшее время не нужно никуда бежать в поисках денег; можно заняться своими нехитрыми домашними делами. Есть кайф — можно жить. Нет кайфа — бегаешь, ищешь.

Деньги, проходящие через твои руки, оцениваешь дозами, а не наоборот. Продал украденный телефон за 500 рублей — на полграмма хватит. Надавал кому-то по голове (я утрирую, конечно), забрал полторы тысячи — полтора грамма твои, если сумеешь не попасться ментам с деньгами или кайфом. Идёшь к барыге, покупаешь порошок, прячешь его и — бегом домой или куда придётся. Дома ты аккуратно разворачиваешь героин (обязательно над чем-нибудь, чтобы не просыпать), как истинное сокровище. Теперь ничего для тебя не существует, пока ты не вмажешься. Собственно, и потом — тоже.

Принёс домой, развернул, и оцениваешь (обязательно, это привычка), стоил ли кайф денег. Про усилия, затраченные на поиск денег, я не говорю. Ты смотришь, а действительно ли там тот самый заявленный грамм?

Трясущимися от нетерпения руками (а нетерпение тем сильнее, чем больше прошло времени с момента последнего приёма; тем сильнее, чем тебе хуже) засыпаешь кайф в чайную ложку (на глаз, здесь ты никогда не ошибёшься), ручка которой специально немного деформирована, чтобы черпало ложки было параллельно плоскости, на которой покоится эта ложка. Ты сыпешь порошка немного больше, чем нужно (сколько можешь себе позволить). Если этот кайф — последнее, то немного нужно оставить на потом. Остатки ты аккуратненько заворачиваешь обратно, заворачиваешь ещё в слой сигаретной фольги и прячешь туда, где его нельзя залить водой, случайно выбросить вместе с мусором или подвергнуть ещё каким ужасам (не дай бог — можно с ума сойти!). Кайф лежит в заначке и одновременно у тебя в голове. Ты всегда знаешь, где он и сколько его там.

Ложка, в которой ты собрался варить, снизу закопчена многими-многими варками, она пачкает всё, на что ложится, но это фигня, главное — вмазаться. Ложка на столе, порошок в ложке, теперь дело за баяном. Баян — это обыкновенный шприц на 1 миллилитр. Изначальное его назначение — доставить инсулин в организм бедного диабетика, но это тебя не волнует ни разу: разве ж ты виноват, что он так удобно подходит для твоих наркоманских целей? Холодная водичка из-под крана набирается в шприц (кипячёная, конечно, лучше, только я не знаю, чем?), дабы отмерить нужное тебе количество, после чего героин в ложке заливается этой самой водой из шприца. Ложку в левую руку, зажигалку в правую и — начинаешь нагревать. Если кайф в камнях, их приходится предварительно измельчить, но на это не всегда есть время и состояние. Если же он в мелком порошке — растворяется быстро. Закипело? Всё растворилось? Суп готов, прошу к столу! Если под рукой есть сигарета, отточенным движением одними зубами из неё выдирается клочок фильтра (он, кстати, из ацетата целлюлозы) и падает в ложку. И предельно аккуратно, оттягивая назад поршень шприца, выбираешь раствор из ложки через этот импровизированный фильтр, пока всё не окажется внутри баяна. Всё, теперь дело за хирургией.

В зависимости от стажа употребления, вены могут находится в разном состоянии. Но, в любом случае, пузырьки воздуха ювелирно изгоняются из шприца (только не как в фильмах, где излишек раствора бьёт фонтанчиком вверх), и заученными до предела движениями игла прокалывает кожу, затем (порой через долгое время и мучения) вену. Внутри баяна появилась кровь? Оттяни поршень назад: если она хлынула внутрь, значит ты попал по адресу, добро пожаловать! Давишь поршень к игле, внося некоторое разнообразие в состав крови. Всё вогнал в себя? Прижимай пальцем место укола, вытаскивай из вены шприц и.. ..и весь мир — твой!


Механизм, когда во избежание ломок наркоман идёт на аморальное, незаконное, известен. Но порой он идёт на преступления против себя самого. Проституция — вот одно из проявлений наплевательского к себе отношения. Сначала заниматься этим невыносимо, противно; совесть гложет. Но когда изо дня в день наркоманка идёт работать на трассу, чтобы заработать себе на лекарство, чувство брезгливости притупляется, загоняется в угол. Но, конечно, мало кому суждено узнать, что на самом деле чувствует работница дороги. Я близко знаком с десятком проституток, и их меж собой разговоры о работе — это самое противное и гадкое, что только можно придумать. «Эй, Таня, у тебя есть деньги?». «Не-а, ещё не насосала.., но подожди, полчаса есть, насосу.»

Но даже и это ерунда. Я видел собственными глазами как, не имея денег, наркоман (мужского пола) орально ублажал барыгу за дозу. Мой знакомый, приехав из наркодиспансера (!) на ломках, надевал на голову мешок с дырками (дабы не узнали) и во дворе бил молотком собственного отца, чтоб отнять у того деньги. Обман родителей, близких, вымогательства и кражи — всё в том же комплекте. К большому моему счастью, судьба не ввергла меня в подобные низости, но переступать через себя мне приходилось не раз. Вытаскивание средств из родственников под разными предлогами — это в норме вещей. Изобретение разных причин, срочно требующих деньги, разболевшиеся ночью зубы (нужны деньги на врача), внезапно востребованный долг — всё это неотъемлемая часть жизни наркомана. Взятие в кредит техники, которая тут же сдаётся в соседний ломбард, туда же уходит и золото, какое есть. И так далее, до бесконечности. Никаких моральных принципов, никаких проявлений совести, ничего. И чем дольше, тем человек становится бессердечнее. Взять у друга денег в долг, и даже не собираться их отдать (причём деньги через полчаса уже в крови) — это вообще детская шалость.

На ломках вполне может сорвать крышу — результатом этого может стать многое — крик, рукоприкладство по отношению к родственникам, нередки даже убийства на этой почве. Конечно, наркоман потом сильно пожалеет о содеянном, но кумары ослепляют, делают человека безумным, на многое способным. Найти деньги — найти героин — вмазаться. Примитивный и страшный цикл.

Наркозависимому постоянно, ежедневно нужны деньги для нормального существования: героинщик всё время избретает, где бы их достать. Сумма, уходящая на героин, не ограничена ничем; потратить 4—5 тысяч в день на героин — нормальное дело. Причём нигде не работая. Если человек торгует — дневное количество принятого героина не ограничена ничем — организм выдерживает колоссальные дозы, превышающие разовые для новичков в десятки раз.