nitrous-oxide-party
Известный (в узких кругах) американский философ и психолог Уильям Джеймс в книге «Многообразие Религиозного Опыта» пишет:

«Эфир и в особенности окись азота, в известной дозе примешанные к воздуху, являются также могучими стимулами к пробуждению мистического сознания. Перед вдыхающим их, точно разверзаются бездны истины одна за другою. Когда человек приходит в нормальное состояние, истина от него ускользает, и если остается от нее какая-нибудь формула, для нормального рассудка она оказывается бессмыслицей. Тем не менее, у человека остается чувство, что эта формула полна глубокого значения. Я лично знаю многих людей, которые убеждены, что в трансе, вызванном окисью азота, возможны настоящие метафизические откровения».

В песне 1989 года группы Гражданская оборона «Русское Поле Экспериментов» с одноименного альбома рефреном повторяется фраза «Вечность пахнет нефтью». Большинство фанатов Летова считают, что именно Летов ее и придумал. Егора, к которому я отношусь очень хорошо и положительно, искренне жаль в такой ситуации. Ведь именно Уильям Джеймс является автором этой фразы, и эту фразу он придумал как раз под действием закиси азота.

Веселящий газ

no2

Закись азота, окись азота, NOS, N20, веселящий газ -- далёко не полный список наименований этого известного вещества. При комнатной температуре представляет из себя бесцветный невоспламеняющийся газ, имеющий сладковатый вкус и запах, а также при употреблении вызывающий непродолжительные диссоциативные эффекты и эйфорию.

Закись азота – самое старое из известных газообразных веществ с выраженным наркотическим действием. Впервые оно была получено в 1772 году британским естествоиспытателем, философом и общественным деятелем Джозефом Пристли, который вошел в историю прежде всего как выдающийся химик, открывший кислород и углекислый газ. Полученное им вещество он назвал «азотистым воздухом».

Обезболивающие и опьяняющие свойства закиси азота были обнаружены только в 1800 году английским химиком, физиком и геологом, одним из основателей электрохимии Хемфри Деви, и описаны им в отдельной монографии, что, однако, не было замечено медицинским сообществом того времени.

Имеет смысл более подробно остановиться на этом историческом отрезке времени открытия химических свойств закиси азота, включая психотропную активность.

Нижеследующий фрагмент текста позаимствован из биографии Хэмфри Дэви, написанной советским писателем Б.Л. Могилевским в 1970 году.

В 1795 году, через год после смерти отца, в возрасте 17 лет, юный Хэмфри был принят в качестве ассистента и аптечного помощника к хирургу Джону Борлэйзу. Чрезвычайно прилежный и любознательный, он жадно прислушивался к разговорам своего шефа с местными коллегами и заезжими коммерсантами-аптекарями о перспективах развития «пневматической медицины», основы которой были положены работами Джозефа Пристли. Это было спорное явление в науке того времени и мнения врачей разделились. Так, например, Ян Ингенхаус, придворный врач австрийского имперского двора, открыто предостерегал врачебный мир от опасностей чрезмерного увлечения газами как «жизненным эликсиром». Но еще более категоричные отрицательные взгляды высказывал авторитетный американский врач, химик Лантхэм Митчелл, который, ссылаясь на проделанные им опыты на животных с открытой Пристли закисью азота, сообщал, что этот газ является опасным ядом, от которого его животные чуть не погибли.

Однако на молодого «экспериментатора» Дэви подобные разговоры произвели обратное действие и зародили в нем мысль приготовить закись азота и на самом себе испробовать ее действие. Что он и сделал. Самый важный вывод был сделан им в другой день, когда у него разболелась десна на месте прорезающегося зуба «мудрости». Несмотря на боль, Хэмфри решил продолжить опыты с газом. И как странно – стоило ему вдохнуть закись азота, боль прошла! Через некоторое время, когда действие газа прекратилось, десна снова заболела. Дэви опять вдохнул закись азота – и опять боль исчезла. Тогда и была впервые сделана в дневнике запись об анестезирующем действии газа: «Так как закись азота убивает боль, то она может быть с успехом использована при хирургических операциях с небольшим пролитием крови». Так написал Дэви, продемонстрировав потомкам свою дальновидность.

Однако, несмотря на открытие, закись азота для анестезии была применена лишь через 44 года, и не в Великобритании, а на американском континенте. Но об этом чуть позже.

Вдыхание закиси азота произвело на юного экспериментатора столь необыкновенное действие, вызвав чрезвычайно приятные ощущения и неожиданно веселое настроение, что он, скрывая опыты от своего шефа, стал повторять их почти ежедневно, все более и более убеждаясь не только в отсутствии отравляющего действия, но и в неизменном опьяняющем эффекте закиси азота и вызываемых им веселых галлюцинациях. Эти опыты и сопровождающее их состояние наркотического опьянения привели к ухудшению взаимоотношений со своим начальником. Случалось, что приезжавшие пациенты Борлэйза, встретившись с невменяемым, по их мнению, лекарским помощником, уезжали с недовольством и практика хирурга стала падать. Когда хозяин выяснил в конце концов причину частой одержимости Дэви, то, усмотрев в опытах с закисью азота причину своего врачебного неблагополучия, запретил ему продолжать такого рода эксперименты в его доме. В итоге Дэви переселился к своему приемному отцу, доктору Тонкину. Здесь он вновь наладил производство газов и возобновил свои опыты.

Именно здесь, у Тонкина, он дал закиси азота название «веселящий газ». В скором времени во время произведения опытов с газами в кабинете Дэви прогремел взрыв. Сам экспериментатор не пострадал, однако со стороны хозяина дома последовал категорический запрет на проведение каких-либо химических опытов.

В это время в маленький городок, где проживало семейство Дэви, приехал доктор Дэвис Гидди, впоследствии, в 1827-1830 годах возглавлявший Лондонское королевское ообщество по развитию знаний о природе, в просторечии Королевское общество (The Royal Society of London for the Improvement of Natural Knowledge) – ведущее научное общество Великобритании, одно из старейших научных обществ в мире. Он услышал о «таинственных газах» и о взрыве в доме Тонкинов и пожелал лично познакомиться с Дэви.

После беседы Гидди усмотрел в юном естествоиспытателе многообещающего пытливого исследователя и рекомендовал его своему другу – доктору Томасу Беддо, директору недавно созданного в Клифтоне, под Бристолем «Пневматического института», занимавшегося изучением разнообразных газов и их воздействием на человеческий организм. Приехав в Клифтон, Дэви получил максимум того, о чем мог мечтать: замечательную лабораторию, прекрасные условия жизни и работы, и прекрасного руководителя, увлеченного мечтами об исследованиях газов и их действии на организм человека при вдыхании. Беддо был известным химиком, философом, поэтом и искренне увлекался идеями служения на благо человечества. Он получил образование в Лондоне, Эдинбурге и Париже, был дружен с самим Антуаном Лавуазье, основателем современной химии, членом Парижской академии наук. Дополнительный курс химии Беддо прошел в Оксфорде. Он увлекался психологией, изучал природу снов и впечатления раннего детства, предвосхищая тем самым будущие работы Зигмунда Фрэйда. Намерения Дэви заняться исследованиями закиси азота были встречены Беддо с одобрением. Дэви повторил свои опыты, проведенные в Пензансе, изготовил хорошие газометры, хотя дважды чуть не погиб от ингаляций недостаточно очищенного газа.

В конце концов, 11 апреля 1799 года ему удалось наладить получение химически чистой закиси азота. Первая демонстрация ингаляции больших доз этого любопытного для естествоиспытателей вещества была проведена Дэви в присутствии Беддо и его младшего ассистента Кинглэка.

Вот как он сам описывал свои галлюцинации на этом сеансе: «Почти немедленно началось дрожание, идущее от груди к конечностям. Я испытывал ощущение осязательного напряжения, в высшей степени приятного в каждом члене. Мои зрительные впечатления были ослепительны и казались великолепными. Я отчетливо слышал каждый звук в комнате и был прекрасно ориентирован в происходящем. Постепенно, по мере того, как приятные ощущения нарастали, я потерял связь с внешним миром. Потоки зрительных образов быстро пробегали в моем сознании и так сочетались со словами, что производили совершенно новые образы. Я пребывал в мире идей, заново измененных и причудливо сочетавшихся. Я строил теории и делал открытия. Когда я был разбужен из этого полубредового транса доктором Кинглэком, который отнял мешок от моего рта, то негодование и гордость были первыми чувствами от присутствия около меня другого человека. Мои эмоции были возвышены, и я испытывал энтузиазм; я ходил по комнате около минуты, совершенно не считаясь с тем, что говорили вокруг меня. Когда я вернулся к прежнему состоянию рассудка, я испытывал потребность сообщить об открытии, которое я сделал во время эксперимента. Я старался вернуть свои видения, но они были слабы и неотчетливы. Однако сумма данных представлялась сама собой, и я заявил доктору Кинглэку с самой полной уверенностью и пророческим образом: в мире нет ничего, кроме понятий; вселенная состоит из впечатлений, идей, удовольствий и страданий».

Открытие Дэви вызвало интерес в обществе. Но не научный, а сугубо светский. Его стали регулярно приглашать в знатные дома, слава о молодом ученом перешагнула Ла-Манш и распространилась по всей Европе. Еще бы, он открыл «эликсир жизни» - так окрестили закись азота некоторые эксцентричные люди, увидевшие в ней способ быстро исправить плохое настроение, вырваться из круга мрачных мыслей и тяжелых забот. Работать Дэви уже не давали, каждый день ему приходилось устраивать сеансы для влиятельных лиц, желавших, не вставая с кресла, посетить несуществующую страну грез и веселья. И все же за десять месяцев исследователю удалось собрать и обобщить материал по физиологическому действию закиси азота. Еще через три месяца на стол издателя легла книга о закиси азота «Chiely Concerning Nitrous Oxide or Dephlogisticated Nitrous Air and its Respiration». Это было в 1800 году.

Далее на долгое время об этом веществе забыли и вспомнили лишь через 44 года на другом континенте, в Соединенных Штатах Америки, как среди жаждущей острых ощущений общественности, так и впоследствии в серьезной научной среде.

Салонные опыты с газом

Следует отметить, что в Великобритании и США первой половины XIX века общественные демонстрации ингаляций закиси азота уже не были редким явлением. Так же как и так называемые «эфирные шалости» («ether frolics»), эти своеобразные публичные развлечения довольно широко распространились по всем Соединенным Штатам Америки. Программа подобных «дивертисментов» странствующих лекторов и артистов обычно представляла собой смесь развлечений, фокусов и научно-популярных лекций по темам от электричества до химии с демонстрацией различных опытов почтенной публике. После того как в 1799-1800 гг. стали широко известны эксперименты Томаса Беддо, проводившиеся в «Пневматическом институте», и многократные демонстрации Х. Дэви возбуждающего эффекта закиси азота на вечеринках с друзьями, на протяжении последующих нескольких десятилетий многочисленные лекторы стали включать в свои программы и демонстрацию эффекта вдыхания закиси азота, проводимую на добровольцах из публики.

Одним из лучших демонстраторов США того времени считался Гарднер Кольтон, который перемещался с гастролями по стране. После двух лет изучения медицины в Нью-Йорке он бросил медицинскую школу в 1844 году (по другим источникам был изгнан из нее) и начал карьеру публичного лектора, разъезжая по городам США с лекциями по химии, натурфилософии и телеграфу. Его «дивертисменты» представляли собой массовые яркие развлекательные зрелища.

10 декабря 1844 года в небольшом американском городке Хартфорд (штат Коннектикут) произошло знаменательное для вхождения закиси азота в историю событие. 27-летний дантист Хорас Уэллс, просматривая местную газету «Hartford Courant», заинтересовался объявлением, в котором сообщалось, что приезжий химик доктор Кольтон вечером проведет так называемый дивертисмент с показом опытов «с веселящим газом».

Во время представления на соседнем месте с Х. Уэллсом оказался молодой человек по имени Самуэль Кулей, приказчик из большой хартфордской аптеки. В числе любопытных, пожелавших испробовать на себе действие закиси азота, вышел на сцену и он. Как только Кольтон дал ему вдохнуть несколько глотков закиси азота, Кулей опьянел. Он подпрыгивал, приседал, танцевал по сцене, а затем, вообразив присутствие какого-то невидимого врага, стал энергично размахивать в воздухе руками, нападать и отбиваться. Когда опьянение газом завершилось, Кулей очнулся и старался понять, где он и что с ним. Он сел на свое место рядом с Уэллсом и в то время как на сцене проводили ингаляции следующим добровольцам почувствовал боль в районе голени. Засучив штанину, он к удивлению увидел зияющую и кровоточащую ушибленную рану ниже колена. Кулей никак не мог понять в чем дело, если бы Уэллс не разъяснил ему, что, будучи в возбуждении, он перепрыгнул через скамьи и споткнувшись, очевидно, сильно ударился ногой. Было ясно, что для столь значительной ссадины нужен был весьма сильный удар, который, тем не менее, прошел совершенно нечувствительным для аптекаря, что и заметил наблюдательный Хорас Уэлс.

Таким образом, благодаря представлению Гарднера Кольтона, дантист пришел к мысли о возможности уменьшить боль при экстракции зубов с помощью ингаляций закиси азота. Тем самым он вновь вернулся к идеям Хемфри Дэви, описанным более четырех десятилетий назад.

В итоге то, что закись азота может быть использована для ингаляционного наркоза, стало широко известно в научном мире. В 1824 году английский хирург Генри Хикмен сделал заключение о свойствах закиси азота как о первом инструменте анестезиологии и предложил применять ее в качестве средства для наркоза при операциях. С этой целью закись азота применяют в медицине и по сей день, хотя уже далеко не так массово в силу причин, о которых мы сообщим чуть ниже.

На психотропное действие закиси азота обратил внимание Уильям Джэймс, американский философ и психолог, один из основоположников научной психологии и основателей философского прагматизма, автор всемирно известной книги «Многообразие религиозного опыта». Фундаментальный двухтомный труд «Принципы психологии» (1890) приносит ему известность как крупному психологу, а сборник философских работ «Воля к вере» (1897) создает ему репутацию влиятельного мыслителя.

В своей работе «Многообразие религиозного опыта» (1901-1902 гг.) он так отзывается о закиси азота: «...Закись азота и эфир, особенно закись азота, достаточно разведенная воздухом, стимулирует мистическое сознание экстраординарной степени. Кажется, что глубина всей земной истины обнаруживается в ингаляторе. Однако когда человек приходит в себя, истина растворяется или ускользает, и если остаются слова, в которых она, казалось, была воплощена, то они оказываются совершеннейшей бессмыслицей. Тем не менее, чувство глубокого смысла остается... У меня есть друзья, которые верят в откровение, обусловленное наркозом. Для них оно также метафизическая интуиция, в которой мир в своих многообразных проявлениях воспринимается как бы растворившимся в Едином».

Здесь следует упомянуть воспоминание английского математика и философа Бертрана Рассела, который в книге «История западной философии» пишет: «Уильям Джеймс описывает человека, который испытал действие веселящего газа; всякий раз, когда он находился под воздействием этого газа, он знал тайну Вселенной, но когда приходил в себя, то забывал ее. Наконец ему удалось путем огромного усилия записать эту тайну до того, как видение исчезло. Совершенно очнувшись, он бросился посмотреть то, что записал. Это было: «Вечность пахнет нефтью»

images.duckduckgo.com

Рекреационное же использование закиси азота началось в 1800-х годах, в качестве "вечеринок с веселящим газом", которые организовывали для зажиточных британцев, и продолжается по сей день, поскольку доступность и цена субстанции стали гораздо более приемлимыми для масс.

671680925_o
Подобные балоны с веселящим газом легко можно купить например на Amazon

Способ употребления всего один: ингаляция, т.е. вдыхание.

Дозировки (примерные) следующие:

Лёгкая: 1/2 балона (примерно 2 грамма)
Обычная: 1 - 4 баллона (4-16 грамм)
Высокая: 5 - 6 баллонов (20 - 24 грамм)
Тяжелая: > 6 баллонов (> 24 грамм)

Длительность же составляет:

Общая длительность: 1-5 минут
Вход: 0-1 минута
Пик: 15-30 секунд
Спад: 1-5 минут
Пост-эффекты: 15-30 минут

Важное замечание: все приведенные данные неакадемичны и собраны с помощью многолетних исследований форумов и общения с потребителями, поэтому являются неточными

Фармакология

Несмотря на то что закись азота воздейстует на большое количество рецепторов, его анестезирующий, галлюциногенный и эйфоричный эффекты скорее всего вызваны в основном тем, что закись азота является антогонистом NMDA-рецепторов. NMDA-рецепторы позволяют электрическим сигналам проходить сквозь нейроны в головном и спинном мозгу; а чтобы эти сигналы проходили -- рецепторы должны быть открыты. Диссоциативы закрывают NMDA-рецепторы, блокируя их. Такое "отсоединение" нейронов приводит к потери сознания, проблемам с моторной активностью и движением, и даже к знаменитой "бездне", когда вы не видите ничего кроме бесконечной темноты.

NOS05001

Субъективные эффекты

Физиологические проявления

Спонтанные тактильные ощущения: "телесный приход" от закиси азота представляет из себя странный коктейль ощущения холодных, теплых, острых и мягких покалываний, которые чувствуются лишь в области головы при малых дозировках, но распространяются на всё тело при более высоких.

Измненения в ощущении формы тела: этот эффект обычно возникает только при высоких дозировках и может быть описан как неболезненное чувство бесконечного растягивания тела, сжатия его в одну точку, или же разделение на два или несколько уровней.

Дезориентация: довольно редко, но у некоторых людей она возникает.

Головная боль: тоже редкий эффект.

Потеря контроля над координацией: потеря ловкости и контроля над собственными движениями, а также проблемы с балансировкой и координацией это нормальный эффект при приеме закиси азота, особенно заметный при высоких дозировках. Это значит, что лучшая поза для приёма -- сидя на диване, а не то ещё ебнетесь головой об батарею, боже упаси.

Ощущение легкости массы: этот эффект производит впечатление того, что тело парит и стало абсолютно невесомым. Часто сопровождается ощущениям медленного падения.

Физиологическая эйфория: этот эффект может проявиться от легкого наслаждения до полного и беспросветного кайфа. Некоторые заявляют, что этот побочный эффект очень сильно увеличивает интенсивность оргазмов во время сексуального опыта.

Тактильная нечувствительность: этот эффект либо частично, либо полностью снижает способность употребившего ощущать прикосновения. Вполне логично, ведь закись азота -- это анестетик.

Визуальные эффекты

По сравнению с другими диссоциативами, такими как кетамин или DXM, визуальные эффекты закиси азота относительно незамысловаты. Они напрямую зависят от объёма дозировки и могут быть разделены на несколько разных типов, которые перечислены и описаны в этом разделе.

Подавление

Снижение восприятия: размазанное настолько зрение, что вам вообще ничего не будет понятно -- это довольно обычный для закиси азота эффект даже при средних дозировках.

Падение частоты кадров: как при замедленной съёмке

Раздвоение предметов: сколько пальцев видишь? Тоже обычный эффект для закиси озота. Если соберетесь почитать -- закройте один глаз.

Снижение способности распознавания текстуры: этот эффект возникает при высоких дозах и не позволяет употребившему распознать и интерпретировать поступающие визуальные данные (хуй поймешь, что видишь, говоря простыми словами)

Геометрия

Геометрические формы, которые создаются под действием закиси азота могут быть описаны как абсолютно уникальные в своём поведении. Обычно они появляются только при больших дозировках в виде статичной стенки геометрических образов, которые возникают перед глазами употребившего вместе с физическим ощущения становления этой стеной и слияния с ней. Как правило, её проявления абсолютно одинаковы по форме, но у разных людей всё-таки могут отличаться. В плане стилистического проявления можно описать её как необычайно простую в своей сложности, органичную в стиле, неструктурированную в расположении, очень разноцветную по схеме, блестяще-тусклую, а также мягкую и размытую по краям, при этом большой по размерам, находящейся одновременно в покое и в движении, с круглыми краями, невероятно глубокую, и зачастую основанную на сложных пересекающихся окружностях.

Галлюцинации

Внешние и внутренние галлюцинации: по сравнению с другими более классическими диссоциативами, галлюцинации -- это редкая вещь, когда дело доходит до закиси озота, но вполне возможная при высоких дозировках. Их можно описать как полный бред в плане их реалистчности. Зачастую с этими галлюцинациями можно разговаривать.

Когнитивные эффекты

Потеря памяти: при высоких дозировках довольно часто можно наблюдать этот эффект. Особенно часто этот эффект возникает совместно со смертью Эго.

"Игра в догонялки": поскольку время действия препарата непродолжительно, а вред от употребления довольно низок, люди склонны употреблять баллон за баллоном.

Деперсонализация

Дереализация

Дежа Вю: довольно нечастый и редкий эффект, но определенные группы людей говорят о его наличии на протяжении всего "трипа".

Когнитивная эйфория: от лёгкого повышения настроения до невероятного балдежа.

Ухудшение аналитических способностей

Улучшение чувства юмора

Всплески смеха: этот эффект довольно мощный и в плане закиси азота можно говорить о внезапных приступах хохотания и смеха. Особенно этот эффект проявляется в социальной среде, когда люди принимают вещество совместно в определенной атмосфере.

Ухудшение памяти: при высоких дозировках, третий уровень смерти эго это абсолютно всегда присутствующий при употреблении окиси азота эффект. В сравнении с другими галлюциногенами, его действие довольно уникально, поскольку "вход" и "выход" очень резки. Выглядит это как быстрое исчезание и столь же быстрое восстановление через процесс переобретения долгосрочной памяти. Эффект отмечается при каждом "выходе".

Улучшении интуиции

Замедление скорости мышления

Аудиальные эффекты

Аудиальные эффекты закиси азота, несмотря на свою простоту, довольно широко известны, как мощные и интенсивные по сравнению с другими галлюциногенами.

Искажения: могут быть очень сильными и достаточно громкими, чтобы "настоящий" звук стал совершенно нераспознаваемым. Включают полный набор плагинов харшнойз-диджея: фазовые сдвиги звука, белый шум, высокочастотные тона и звуки, "раздвоение" звуков, смена тональности, эхо и бесконечные циклы "заикания", как при испорченных пластинках. Последний эффект и его частота (в звуковом плане, т.е. измеряемая в Герцах) очень сильно зависит от интенсивности других эффектов, а особенно от смерти эго, когда "заикание" кажется бесконечным.

Подавление: этот эффект можно описать как "бубнеж" или затихание внешних источников звуков, благодаря чему они звучат менее разборчиво и как будто бы где-то в далеке, по сравнение с тем, как они должны звучать нормально.

Мультисенсорные эффекты

Синтезия: этот эффект обычно связан с аудиальной стимуляцией, например когда музыка превращается в визуальные образы при закрытии глаз.

Трансперсональные эффекты

Единство и внутресоединенность: при высоких дозировках и смерти эго, этот эффект очень распространен, однако непродолжителен. Возникает на 4-5 уровнях галлюцинацинаторных состояний, создает переживание слияния с миром или чем-то большим. В сравнении с другими галлюциногенами, этот эффект можно описать как более простой и менее глубокий, поскольку другие сопуствующие употреблению когнитивные эффекты не дают ему раскрыться в полной мере.

Комбинации

Если вы не очень разбираетесь в психофармакологии, рекомендуем воздрежаться от смешивания с другими субстанциями, поскольку это может привести к нежелательным последствиям.

При употреблении с классическими психоделиками вроде LSD или псилоцина, эффекты многократно усилятся и перенесут вас на 8A или даже 8B уровень галлюцинаций. То же самое произойдет и со смертью эго. Физически это безопасно, а вот психически может быть страшным и есть небольшой процент улететь с кукушек.

При употреблении с другими диссоциативами, эффекты многократно усилятся и перенесут вас в полное небытие и разроненность, рекомендуем быть осторожными.

При употреблении с марихуаной эффекты обоих препаратов будут усилены.

При употреблении с алкоголем выраженность негативных побочных эффектов сильно возрастает и опыт становится негативным.

Законность

Законно и абсолютно легально. Закись азота не является запрещенным веществом, она не входит в реестр психотропных и наркотических веществ ни в России, ни в других странах. В РФ нет законов, запрещающих или ограничивающих продажу или потребление закиси азота. Купить ее можно в интернете по запросу в гугле.

Закись азота не входит в перечни наркотических средств, психотропных веществ и их производных, подлежащих контролю в РФ со стороны ГосНаркоКонтроля (Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах»). Согласно заключению ФСКН закись азота не является наркотическим средством или прекурсом, поэтому оборот данного вещества на территории Российской Федерации не ограничивается.