threats-522612

Рынки и движение капиталов

По большому счёту движение капиталов (денег) является основой капиталистической экономики, которое поддерживает её рост и создаёт прибыли. Идеальная модель капиталистического свободного рынка — это когда для него не существует никаких ограничений на продвижение капитала, типа налогов, торговых тарифов или какого-либо финансового регулирования. Цены на товары и услуги должны полностью определяться рыночными отношениями.

В суровой реальности движением денег управляют тысячи различных директив, налогов и тарифов. Эти финансовые инструменты выполняют самые различные задачи: они регулируют процентные ставки по кредитам; перераспределяют общественное богатство в форме дотаций и пособий для незащищённых слоёв общества; позволяют правительствам регулировать цены таким образом, чтобы товары первой необходимости стали доступными большинству населения, а также вводят торговые тарифы для защиты особо важных отраслей промышленности.

В общем, не существует сегодня в мире идеального свободного рынка. В некоторых странах и регионах рыночные отношения в той или иной мере можно назвать свободными, но только исходя из степени регулирования в них экономической активности. Однако практически во всех странах существует налогообложение и определённое директивное управление.

Наличие финансово-бюрократического аппарата усложняет и замедляет проведение сделок. Но в то же время появляются всевозможные схемы уклонения, нарушения определённых постановлений, а то и вовсе введения совершенно новые правила финансовой игры. В этом отношении в первую очередь вспоминаются скандалы м субстандартными ипотечными кредитами и с системой страхования кредитов от дефолта.

Когда отклонения или нарушения правил заходят слишком далеко, то финансовая система начинает расстраиваться, трещать по швам и наступает экономический кризис, который, достигнув апогея, влечёт за собой падение темпов производства или даже депрессию. На протяжении нашей истории подобные события происходили много раз.

В 2008 году финансовая спекуляция в области ипотеки и на рынке ценных бумаг стала причиной краха двух крупнейших ипотечных операторов США, Fannie Mae и Freddie Mac, вызвав цепную реакцию в банковской сфере, которая привела к глобальному экономическому спаду.

Крах ипотечной индустрии вызвал глобальную рецессию (© Mark Warner)

При серьёзных кризисах значительно сокращаются расходы и инвестиции. Когда компании и правительства отказываются идти на траты или вкладывать деньги, то сумма ликвидного капитала в системе быстро уменьшается. Вместе с этим сокращаются прибыли, зарплаты и рабочие места, а правительства получают меньше налогов. Правительствам приходится осуществлять дотации банкам и вводить режим жёсткой экономии.

Доходы от наркоторговли могут составлять до 1 процента мирового ВВП

Однако существует такая форма капитала, на которую не влияют финансово-экономические катаклизмы, потому что она не обложена налогом, не подчиняется директивам и не выплачивает процентные ставки со своих доходов. Такой капитал называется незаконным или теневым. Он образуется от любой преступной деятельности, включающей контрабанду психоактивных веществ, торговлю людьми, проституцию и азартные игры. Согласно отчёту УПН ООН от 2009 года, общий оборот теневой экономики составил 2,1 триллиона долларов или 3,6 процентов мирового ВВП.

Самый крупный сектор такого рода экономики занимает подпольная наркоторговля. Её оборотный капитал составляет почти 1 процент совокупного мирового ВВП. По данным УПН ОНН, в 2003 году на покупку незаконных веществ было потрачено 321 млрд. долларов, а мировой ВВП был оценён в 38,7 триллионов долларов. Таким образом, наркотики составили 0,83 процента ВВП.

sensiseeds.comblogwp-contentuploads201611drug-traffic-routes-3-42cff697afa39d6911a0d142552b711ababb1a87-1
Карта основных маршрутов незаконного оборота кокаина и героина

По мнению ряда экономистов, этот незаконный капитал вполне может послужить поддержкой для мировой экономики в моменты тяжёлых кризисов. Антонио Мария Коста, бывший глава УНП ООН ещё в 2009 году назвал преступный капитал «единственным ликвидными и инвестиционным капиталом», который помог банкам во время финансового кризиса 2008 года.

— В основе межбанковских кредитов лежали деньги, которые были заработаны на незаконной торговле наркотиками и другой преступной деятельности. Есть мнение, что таким способом были спасены многие банки, — утверждает Коста.

Без подобного капитала, отметил он, финансовый кризис 2008 года привёл бы к крупнейшему мировому краху всей банковского системы. Именно привлечение теневых капиталов позволило выжить ряду банкам на фоне многочисленных банкротств крупнейших финансовых учреждений.

Законность и ликвидные активы

Что такое нелегальный ликвидный капитал, как он перемещается по всему миру и каким образом банки находят доступ к нему?

Сначала поговорим о ликвидности. Капитал подобен жидкости, которая легко перемещается и обменивается между сообщающимися сосудами. Наличные деньги составляют бо́льшую часть всех ликвидных активов, потому что их можно быстро реализовать. Деньги, проводимые через банковские счета и облигации, часто квалифицируются как наличные, и, в случае необходимости, их можно быстро и легко перевести в физическую наличность. Это и есть ликвидный капитал, хотя он не настолько ликвидный, как пачка денег, которая находится непосредственно в наших руках.

Противоположную позицию на нашей условной финансовой шкале занимают неликвидные инвестиции: это недвижимость, произведения искусств, а также деньги, находящиеся на долгосрочных счетах и вложенные в коммерческие проекты. То есть это вещи, которые сразу нельзя обменять на наличные деньги. Для их обналички требуются длительные процедуры.

Теперь о законности. Все деньги, которые государство выпускает в оборот, являются «чистыми» и законными. Только в результате противозаконных действий они могут превратиться в «чёрный нал». Поэтому когда деньги крадутся, используются в незаконных сделках, типа покупки наркотиков или скрываются от налогов, они становятся «грязными» деньгами.

Грязные деньги — это самый ликвидный из всех видов капиталов, потому что в подавляющем большинстве случаев он состоит из наличных денег, которые переходят к другому владельцу безо всяких бюрократических проволочек и минуя налоговые службы. В этом отношении чёрный рынок намного ближе к «свободному» рынку, чем какая-либо из юридически регламентируемых экономик.

Cali_chart2
Схема отмывания денег картеля Кале

Оборот наркоденег в финансовой системе

Некоторые люди приобретают наркотики на украденные деньги, но подавляющее большинство подобные сделок совершается в виде небольшие суммы, которые потребители берут из своих зарплат, наследства или доходов от легального бизнеса.

По оценкам специалистов, в 2014 году американское население ежегодно тратит до 100 млрд. долларов на приобретения наркотиков для личного потребления. Выше уже упоминалось, что в 2003 году на розничную покупку ПАВ во всём мире было потрачено около 214 млрд. долларов. Следует отметить, что это приблизительная сумма, поскольку чрезвычайно трудно точно отследить движение грязных денег, учитывая криминальную природу их происхождения, а также ту опасность для жизни, которую может повлечь подобное любопытство.

Достаточно заметить, что среднего потребителя и мелкого торговца наркотиками практически не интересует дальнейшая судьба денег, которые они потратили. Потребитель приобрёл наркотики, а дальше хоть трава не расти. Рядовой барыга может потратить полученную небольшую прибыль, не рискуя привлечь внимание государственных финансовых служб. Определённая часть наличных денег проникает в теневую экономику или же выходит из неё именно таким образом.

Однако мелкие наркодилеры покупают товар у более крупного распространителя, которому, в конечном счёте, дело доходит до значительных сумм наличности, а их сложно использовать, не привлекая лишнего внимания. Лицам или организациям этого уровня приходится думать о способах «отмывания» своих денег, чтобы потом их можно было использовать в законной экономике с убедительным объяснением их происхождения.

Без таких операций покупка дорогих товаров наличными деньгами обязательно привлечёт внимание соответствующих финансовых органов, которое может закончиться долгим секретным расследованием, арестом и судебным преследованием с конфискацией денег и активов.

Отмывание денег — мост между легальной и теневой экономическими системами

Поэтому существует система отмывания денег за определённый гарантированный процент. Она является насущной необходимостью для любого более или менее крупного наркоторговца.

Отмывание денег имеет ещё одну важную выгоду. При правильной постановке дела, деньги могут перемещаться между странами и частными лицами довольно быстро через легальную финансовую сеть, и при этом фактически задерживаясь в ней.

Индустрия отмывания денег — это самый важный мост между легальной и теневой экономикой. Она может обрабатывать до 2,7 процентов совокупного мирового ВВП в год. В 2009 года эта сумма составила приблизительно 1,6 триллиона долларов. Создаются специальные компании по отмывке денег преступных организаций, но для этих целей чаще всего используются легальные финансовые организации, которые подпольно отмывают грязные деньги.

Именно в последней категории можно найти подтверждение участия легальных финансовых институтов в теневой экономике. Это, как правило, крупные банки, которые стремятся получить прибыль от наркоторговли.

Банки, как крупнейшие финансовые «прачечные» в мире

В 2009 году на этом деле в разной степени «погорели» два крупнейших банка — HSBC и Wachovia. Они управляли счетами мексиканского наркокартеля Синалоа и отмывали между собой сотни миллиардов наркодолларов. Между 2003 и 2008 годами банк Wachovia отмыл для наркокартеля Синалоа примерно 420 миллиардов долларов. Банковские работники Wachovia через мексиканские отделения банка HSBC доставляли и пускали эти деньги в оборот.

В 2010 году, в результате 22-месячного расследования банк Wachovia приговорили к «условному сроку» вместе со штрафами и конфискациями на общую сумму 160 млн. долларов, что составляло на тот год каких-то 2 процента от общей прибыли этого банка. К моменту вынесения приговора банк Wachovia был уже куплен банковской компанией Wells Fargo и, похоже, навсегда потерял способность отмывать деньги.

С другой стороны, банк HSBC продолжал получать прибыль, отмывая наркоденьги на протяжении ещё нескольких лет. Члены наркокартеля беспрепятственно переводили на счета в филиалах этого банка сотни тысяч долларов ежедневно.

В 2012 году HSBC за такую противозаконную деятельность был оштрафован на 1,9 млрд. долларов. Это самый большой штраф в истории банковского дела, но по сравнению с ежегодной прибылью HSBC, подобное наказание для него не более чем комариный укус. Кроме того, приговор был отсрочен на пять лет. А вскоре New York Times написала по этому поводу:

«Федеральные и государственные власти предпочли не предъявлять обвинения в отмывании денег лондонскому банку HSBC из опасения, что судебное преследование в отношении этого банка может негативно сказаться на работе всей финансовой системы».

Подобные уголовные дела ясно указывают на сотрудничество между крупными банками и наркоторговцами, которое длится десятилетиями, если не веками. Отмывание крупнейшими банками прибылей преступных организаций глубоко укоренилось в данной сфере финансовых отношений, и оно поддерживает западную капиталистическую систему, по крайней мере, вот уже два века.

Почему правительства и суды закрывают глаза на эту преступную связь между банками и наркоторговцами? Если бы перед властями стояла цель действительно уничтожить глобальную наркоторговлю, то с их стороны разумнее всего было бы обличить и уничтожить эту смычку между финансовым капиталом и криминалом.

Чтобы понять суть взаимоотношений между правительствами, банками и наркобизнесом, необходимо обратиться к истории мирового наркобизнеса, которая своими корнями уходит в эпоху европейского колониализма.

Колониализм, опиум и баланс сил

В борьбе за контроль над азиатскими территориями и торговыми маршрутами столкнулись интересы Великобритании, Португалии, Испании, Франции и Голландии. Конфликт продолжался более века. В частности, Португалия контролировала Гоа и Голландскую Бенгалию — два важных региона, производящих опиум.

В то время европейские страны были лишь косвенно вовлечены в набирающую силы сеть международной торговли. Основными действующими лицами были Вест-Индийские компании — торговые объединения, пользующиеся негласной поддержкой этих европейских стран.

К концу ХѴІІ века португальские и британские вест-индийские компании доставляли опиум из Гоа в Кантон (Гуанчжоу — основной китайский морской порт в то время). Голландская вест-индийская компания основала собственную монополию на торговлю опиумом между Бенгалией и Китаем.

Китайская империя была важной региональной державой, с которой у Европы были не очень взаимовыгодные торговые отношения. Китай экспортировал огромное количество своих товаров в Европу, но ввозил очень мало европейских товаров. Однако продажи опиума оказались эффективной сделкой для приобретения китайского серебра, чтобы как-то возместить европейский импортный дефицит. Поначалу китайцы охотно сотрудничали в этом направлении.

В 1729 году, опасаясь роста наркомании и снижения запасов серебра, Китай принял закон, запрещающий продажу опиума. Однако эта мера не остановила торговлю. Купцам просто пришлось прибегать к более изощрённым методам доставки своего товара в Китай.

Частные армии британской вест-индийской компании выиграли две важных войны в 1757 и 1764 годах. Эти победы позволили ей установить контроль над Бенгалией, Бихаром и Ориссой — крупнейшими областями, производящими опиум. Так началось настоящее правление британской компании в Индии, вплоть до официального установления власти Британской короны в 1858 году.

В 1773 году Великобритания предоставила своей Компании монополию на торговлю опиумом в Бенгалии. Компания начала продавать опиум частным торговцам в Калькутте, чтобы обойти китайский запрет на его продажу, и через них основная часть опиума доставлялась непосредственно в Китай.

Опиумные войны и поражение Китая

voini_za_narkoimperiu2

В 1729 году Компания вполне понимала, что её торговля опиумом с Китаем была незаконной. Однако это её не останавливало. Одно время Компания отправляла опиум в Кантон на своих судах, пока из Лондона их не одёрнули за «нарушение правовых норм китайско-британской торговли и контрабандную доставку опиума в Китай».

В течение последующих нескольких десятилетий Компания расширяла своё присутствие на китайском рынке. Торговля опиумом была самой важной частью её деятельности в Азии.

Несмотря на ослабление запрета от 1729 года, новая волна роста наркомании и большие расходы серебра вынудили Китай вновь запретить употребление опиума (1796) и его импорт (1800). В 1834 Компания лишилась своей монополии, и началась борьба за рынок.

Для этого периода характерны скрытые и агрессивные методы торговли. Компания сначала открыто разослала своим частным продавцам приказы, запрещающие контрабанду опиума в Китай, а потом тайно потребовала от них продолжать доставку товара.

В то время продавцы опиума, как правило, доставляли свой товар на склады, расположенные на островах недалеко от Кантона. В 1839 году на эти склады явилась китайская инспекция, которая конфисковала и уничтожила около 1400 имперских тонн запрещенного товара.

Тогда Компания обратилась к британскому правительству за помощью. Правительство, понимая, как важна торговля опиумом для британского присутствия в Азии, и к тому же приносящая огромные доходы самой Великобритании, послало военный флот в устье Чжуцзян для блокады Кантона. Так началась первая опиумная война (1839—1842).

В это время в Великобритании была чрезвычайной популярна экономическая философия Адама Смита, и китайские ограничения на торговлю опиумом рассматривали, как пример отсталых рыночных отношений. Удивительное лицемерие, если учесть, что монополия вест-индийской Компании была отменена всего лишь за пять лет до этого.

К 1865 году при поддержке французов и американцев, в результате Второй опиумной войны (1856—1860), были взяты под контроль Гонконг, Шанхай и Нанкин. С подписанием «Неравных соглашений», торговля опиумом с Китаем была полностью восстановлена и поддержана соответствующим китайским законом.

Эти соглашения, наряду с растущей социальной нестабильностью, вызванной длительной войной и ростом количества наркозависимых, поставили на колени некогда могущественную китайскую империю. Последующие время китайцы называют «Веком унижения», которое сопровождалось безоговорочным подчинением европейским колониальным державам. С падением этой азиатской державы, началась эра глобального превосходства Запада.

Банковское дело и запрещенные вещества в колониальный период

Какова же роль банков в этой грязной истории с контрабандистами, опиумом, правительствами и войнами? Мы уже говорили, что крупные банки в современном мире играют важную роль в отмывании денег, заработанных на поставках опиума. Поскольку современный капитализм зависит от сложных отношений между правительствами, компаниями и банками, то и у банков есть своя история.

Если внимательно рассмотреть историю банковского дела в период опиумных войн, то мы неизбежно столкнёмся со знакомым названием банковской корпорации — Hongkong & Shanghai Banking Corporation, больше известная миру, как HSBC.

Этот банк был учреждён британскими предпринимателями в 1865 году, сразу после второй опиумной войны. Он обслуживал потребности британских торговцев в Китае в то время, когда 70 процентов этой торговли составлял опиум. Некоторые учредители этого банка нажили целые состояния на незаконной продаже опиума, который тогда считался одним из самых доходных товаров в мире.

В операции с прибылями от опиума подключились и несколько других банков, включая Barings Brothers, Jardine Fleming Bank Ltd и Hottinguer & Company. Эти банки работали с опиумными деньгами вплоть до конца Первой мировой войны, когда такая торговля была объявлена незаконной во всём мире. После чего часть банков перестала работать с доходами от "наркоторговли", а часть продолжила это дело, но скрытно.

Возникновение современных механизмов отмывания денег

Объявив торговлю запрещенными веществами незаконной во всём мире, её никто не собирался уничтожать, — она просто ушла в подполье. В своё время точно также поступила Великобритания в Китае, когда был введён запрет на опиум. Поскольку риски от контрабандной торговли возросли, кстати, как и доходы, то стали создаваться различные мафиозные структуры и картели. Правительства, которые ранее поддерживали этот бизнес, стали публично дистанцироваться от него. Так наступила эра пропаганды "войны с наркотиками".

Когда доходы от наркоторговли весь мир признал незаконными, то резко возросла необходимость в отмывании денег. Во время американского Сухого закона в 20-х годах было отмыто огромное количество преступных денег. Ведь алкоголь является одним из самых прибыльных товаров. Доходы американской мафии от нелегального бизнеса росли как на дрожжах.

В то время искусство отмывания денег только набирало обороты, незаконным оно стало только в 80-е годы. Поэтому в 1931 году Аль Капоне был арестован не за контрабанду спиртного и отмывание денег, а за уклонение от налогов.

Его арест послужил сигналом для других бандитов, что власти могут добраться и до их преступных доходов. Вот тогда бизнес по отмыванию денег заработал в полную силу. Знаменитый бандит еврейского происхождения Мейер Лански вскоре стал переводить свои грязные деньги в швейцарские банки, которые были защищены местным законом о банковской тайне от 1934 года. В конечном счёте, Ланский создал собственный офшорный швейцарский банк со сложной схемой отмывания денег.

С тех пор банки постоянно принимают участие в запрещённой торговле. Например, Международный банк кредита и коммерции, банк Nugan Hand, филиал банка Федеральной резервной системы в Майами — все они активно работали в 70-х и 80-х годах, когда в Латинской Америке процветала торговля кокаином.

В настоящее время система отмывания денег — достаточно развитая структура с очень сложными схемами, в которые вовлечены банки и компании десятков стран. На доходы от запрещенного бизнеса покупаются золото, алмазы, одежда, обувь, сельхозоборудование и другие вполне законные товары. По документации практически невозможно отследить этот механизм.

Основа "войны с наркотиками"

Современные международные законы запрещают отмывание денег и торговлю веществами. Кроме того существует ряд договоров не допускающих открытое военное вмешательство одного государства в дела другого.

Период колониализма официально закончился, но бывшие колониальные державы продолжали эксплуатировать «развивающиеся» страны. Запрещенные вещества по-прежнему являются источником огромных доходов, а компании, зарабатывающие на этом, вкладывают большие суммы грязных денег в «западную» экономику; правительства развитых стран продолжают развязывать военные конфликты, связанные с оборотом веществ, а крупнейшие банки и легальные компании не прекращают отмывать преступные деньги.

По мере того, как статус супердержавы переходил от Великобритании к США, "война с наркотиками" также переместилась из Юго-Восточной Азии в Латинскую Америку, и самым ценным товаром стал уже не опиум, а кокаин.

О «наркогосударстве»

Когда эпоха колониализма закончилась, а бывшие колонии получили независимость, перед миром предстала новая социально-экономическая реальность. Колониальные державы теряли своё влияние и доходы из бывших колоний. Перед бывшими колониями возникла необходимость стать экономически самостоятельными странами.

Хотя ведущие западные державы потеряли политическую власть над своими колониями, но за ними стояла огромная экономическая мощь, созданная веками несправедливой торговли. Для многих бывших молодых и независимых государств их бывшие хозяева стали крупными торговыми партнёрами, но правила торговли так и остались неравными. Такое явление получило название «неоколониализм», и он оказал очень большое влияние на современную мировую экономику.

Для некоторых бывших колоний, доминионов и мандатов торговля запрещенными веществами стала частью национальной экономики. В ряде стран "наркоторговля" оказала большое влияние на их экономическое развитие. Тут мы подходим к понятию «наркогосударство», которому пока ещё не дано ясного определения.

Государства-производители запрещенных веществ похожи друг на друга. Как правило, это «развивающиеся» страны, большинство населения в которых живёт за чертой бедности. Руководство таких стран обычно политически нестабильное и вполне может поощрять или даже непосредственно само получать прибыль от торговли запрещённым товаром. Мафиозные структуры в подобных странах проникают довольно глубоко в органы правопорядка и правительственные структуры.

У крупнейших "стран-наркопроизводителей", помимо прочего, крайне запутанная финансовая система, ориентированная на отмывание прибылей от международных поставок запрещенных веществ. Они в значительной степени зависят от иностранной помощи и подвержены финансовому шантажу и прочим международным манипуляциям. Такие страны находятся в Африке, Азии и Латинской Америке.

Демонизация "наркогосударств" как ключевой инструмент в пропаганде "войны с наркотиками"

При существовании огромного рынка веществ, существует и так называемый «моральный» довод, указывающий на его незаконность. Он играет ключевую роль в пропаганде, которая старается оправдать "войну с наркотиками".

Со времён Сухого закона страны, производящие запрещенные вещества, называют наркогосударствами. Подобное определение нередко становится предлогом для военной агрессии со стороны ведущих держав и особенно США. Подобные агрессии осуществляются под предлогом "борьбы с наркотиками". Однако существует много доказательств, которые убеждают, что в результате таких военных операций, "наркоторговцы" в этих странах приобретают ещё больше власти и влияния.

В мае 2001 года террористическая группировка Талибан ввела запрет на производство опиума в Афганистане. В результате чего глобальный опиумный рынок сократился, а цены на этот опиум возросли. Несколько месяцев спустя, США вторглись в Афганистан, и вскоре Талибан сменил свою политику, а производство опиума в последующие годы стало резко увеличиваться.

Выращивание опиума в Афганистане довольно долго связывали с финансированием террористических организаций, в особенности Талибана,

Аль-Каиды, а теперь ИГИЛ. Например, широко распространено мнение, что доходы ИГИЛ от продажи запрещённого продукта достигают 1 миллиарда долларов в год.

Сомнительная связь между веществами и терроризмом

Если взглянуть на этот вопрос поближе, то можно заметить недостатки такой точки зрения. Разумеется, какая-то часть прибыли от продажи веществ идёт на финансирование международного терроризма, но она составляет очень небольшой процент.

По данным Центра исследования терроризма, в 2015 году доходы ИГИЛ составили 2,4 млрд. долларов, из которых 800 млн. долларов это налоги с граждан, проживающих на захваченных ИГИЛ территориях и ещё 600 млн. долларов — доходы от продажи нефти. Оставшийся 1 млрд. долларов прибыли составляют похищения с целью выкупа, торговля антиквариатом и древностями, пожертвования, сельское хозяйство, добыча фосфатов и природного газа.

Террористические группировки могут извлечь определённую выгоду, благодаря ликвидности капиталов от продажи запрещенного товара. Но они не являются главными выгодополучателями, потому что запрещенные вещества составляют незначительную долю в их финансировании. Исключением является Талибан, который зарабатывает до 40 процентов прибыли от продажи афганского героина. Но совокупные годовые доходы Талибана составляют меньше четверти доходов ИГИЛ. Считается, что он получает прямое финансирование непосредственно из Пакистана и стран Персидского залива.

Основные выгодополучатели от "наркобизнеса"

При ежегодном обороте "наркоторговли" в 320 млрд. долларов, даже если допустить, что ИГИЛ («самая богатая террористическая организация в мире») действительно зарабатывает 1 млрд. долларов в год, то получается, что террористы играют роль мелких статистов в международной наркоторговле. Основную часть прибыли получают картели, а также банки и компании, которые поддерживают с ними деловые отношения.

Только для сравнения: считается, что картель Синалоа зарабатывает 3 млрд. долларов в год, а совокупный доход латиноамериканских картелей может доходить до 64 млрд. долларов в год. Подобные доходы даёт кокаин, доля же других веществ не столь высока, как может показаться.

Вся глобальная финансовая система продолжает наживаться на торговле запрещёнными веществами, удерживая страны, которые их производят в постоянной экономической зависимости. Несмотря на большую международную помощь, "наркогосударства" вынуждены плясать под дудку международных кредиторов.

Международная организация «Подсчитайте затраты» выпустила «Альтернативный доклад о наркотиках в мире», в котором утверждается:

«В мировом масштабе на "войну с наркотиками" ежегодно тратится более 100 млрд. долларов. Примерно столько же денег богатые страны тратят на помощь странам третьего мира. При этом США и ряд некоторых других развитых государств требуют от этих стран, чтобы основная часть этой помощи шла на военные расходы для "войны с наркотиками". Особенно это давление заметно в странах Латинской Америки».

Напрашивается вывод, что нынешняя экономическая модель порочна и несправедлива. Необходимо прекратить незаконную продажу запрещенных ныне веществ, нужна такая экономическая система, которая не будет зависеть от огромного количества грязных денег, в случае сбоя в работе финансовых институтов. Она не должна эксплуатировать более слабые страны.

В настоящее время в мире происходят коренные изменения. Некоторые экономисты полагают, что эра западного экономического превосходства подходит к концу. В процессе переходной фазы, неизбежны радикальные перемены и в "наркоторговле". На этом фоне нынешнее движение в сторону легализации и регулирования конопли может может послужить основой для коренных и глобальных перемен в экономике.

Источники: Часть 1; Часть 2