1 августа 2016 года Джейми Блайт прошёл к реке в паре миль от своего дома с одной-единственной мыслью – покончить с собой. Он планировал повеситься, спрыгнув с берега, но его тянул вниз собственный вес, его ноги касались земли, и его попытка суицида провалилась.

Джейми начал принимать кокаин в университете. Двадцать лет спустя зависимость поглотила его полностью. Всего за год до его попытки суицида жена Джейми родила их дочь, но к тому времени наркотик уже захватил все аспекты его жизни, и он не позволил Джейми полноценно заниматься отцовством. «Мне не хотелось жить. Мне было наплевать на всех и вся. Я достиг такого момента в своей жизни, когда темнота была единственным вариантом. Я хотел лишь одного – кромешной тьмы», – говорит он.

Будучи младшим из семи детей в семье, Джейми всегда желал, чтобы его заметили. В юности он понял, что кокаин и алкоголь, как правило, привлекают людей, выступая катализатором в автоматическом кругу общения. Он и оглянуться не успел, как уже принимал каждый день и то, и другое. «Кокаин был моим хлебом насущным. Абсолютно все решения, которые я принимал, были связаны с наркотиком. Самыми главными для меня были отношения не с любимым человеком, а с наркотиками. Всё остальное не имело значения», – объясняет он.

Его попытка суицида изменила всё, и его отправили на реабилитационную программу в ЮАР, далеко от дома в Великобритании. «6 августа, после высадки в Кейптауне, я навсегда отказался от спиртного и наркотиков», – говорит он. Он знает, что предстоящий ему путь будет нелёгким. Кокаиновая зависимость – это болезнь на всю жизнь, от которой на сегодня не существует конкретного одобренного FDA лекарства.

Кокаин потребляют, посредством вдыхания, инъекций или курения в виде крэка, почти 19 миллионов человек во всём мире. Терапия и консультации у нарколога могут помогать некоторым людям, как это произошло с Джейми, но многие в итоге возвращаются к наркотику. «Крайне важно нацеливаться на психологические и социальные факторы, связанные с кокаиновой зависимостью, так как в противном случае не может быть эффективным никакое вмешательство, – говорит Оуэн Боуден Джонс, специалист по зависимостям Королевского колледжа психиатров Великобритании. – Лечение должно быть многопрофильным. Но это изнуряющая болезнь, и также очень важно найти новые фармацевтические способы лечения зависимости, основанные на хороших эмпирических исследованиях».

Именно этим и начали заниматься некоторые исследователи, расширяя свои горизонты с целью исследования оригинальных и новаторских вариантов лечения. Кетамин, повсеместно используемый в качестве обезболивающего для людей или транквилизатора для животных в ветеринарной медицине, также является популярным клубным наркотиком благодаря изменениям в сознании, которые он может вызывать. Учёные под руководством Элиаса Даквара, психиатра из Колумбийского университета, предложили радикальную идею: а что, если кетамин можно было бы давать людям, зависимым от кокаина, для решения их проблем, связанных с кокаином?

«Мотивацией для этих исследований стало обнаружение эффективности кетамина в борьбе с депрессией. Депрессию и зависимость роднят различные общие слабые места, поэтому мы подумали: логично исследовать кетамин как средство для лечения кокаиновой зависимости», – говорит Даквар. В исследовании, опубликованном в конце 2016 года в Journal of Molecular Psychiatry, его команда обнаружила, что в медицинских учреждениях с жёсткими нормами инфузии кетамина могут способствовать сокращению потребления наркотиков у зависимых от кокаина пациентов.

Двадцатерым участникам вводили либо кетамин, либо психоактивное контрольное вещество под названием мидазолам (который обладает побочными эффектами, похожими на побочные эффекты кетамина, но, насколько известно, не воздействует на устранение проблем с кокаином). Двадцать восемь часов спустя они должны были выбирать между немедленным приёмом кокаина в лаборатории и получением денежного вознаграждения впоследствии.

Исследователи заметили, что лица, принимавшие кетамин, выбирали деньги с большей вероятностью, чем другие. Собственно, среди этих участников исследования они наблюдали существенное сокращение потребления кокаина – на 67 процентов относительно начального уровня. Несколько из них даже воздерживались от него в течение двух недель.

«На наш взгляд, кетамин работает, потому что создаёт новые синапсы и нейронные сети, способствующие более здоровой связи между различными частями мозга», – утверждает Даквар. Команда не так давно испытала воздействие кетамина в рамках гораздо более масштабного клинического исследования и надеется опубликовать свои результаты в следующем году, поддержав это более раннее исследование.

Другие исследовательские группы также пошли этим же путём «перепрофилирования» существующего средства, то есть проверкой того, может ли старое средство, одобренное для лечения совершенно других заболеваний, также работать при лечении зависимости. Одно такое исследование только что началось в Бостонском медицинском центре. В течение следующих двух лет исследователи проверят, может ли средство для похудения под названием лоркасерин снижать тягу к наркотику, прицельно воздействуя на определённый нейронный проводящий путь – путь серотонина 5-HT.

«Рецептор 5HT 2C часто встречается в областях мозга, связанных с удовольствием и вознаграждением, – объясняет главный исследователь, Эрик Девайн. – Мы считаем, что стимуляция рецепторов 5-HT 2C будет сокращать выброс дофамина и тем самым сокращать вознаграждение от потребления кокаина. Если лекарственное средство сработает и потребление кокаина станет менее привлекательным, это, возможно, поможет добиваться воздержания от потребления кокаина».

Хотя оба проекта сосредоточены на перепрофилировании старых средств, исследования кетамина более спорны. Джейми, когда ему говорят об исследовании, судя по всему, тревожится из-за того, что люди, уязвимые для зависимости, как и он, могут подсесть на лечение, которое должно им помогать.

Даквар утверждает, что идея состояла бы в предоставлении этого средства исключительно под медицинским наблюдением. «Кетамин может быть связан с безответственным потреблением, но это не значит, что мы должны отметать его вместо того, чтобы применять в ответственном медицинском контексте», – отмечает он. При назначении врачами лечение кетамина имело бы мало общего с клубным наркотиком, который иногда продают на улице и смешивают с другими вредными веществами.

Исследования кетамина и лоркасерина – это лишь два из всё большего массива исследований на тему лечения зависимостей. Также вызывал огромный интерес метод, известный как повторная транскраниальная магнитостимуляция (пТМС). ПТМС подразумевает использование генератора магнитного поля, размещаемого возле головы пациента, и генерации незначительных электрических токов в мозге. На данный момент эта методика получила клиническое одобрение только для лечения депрессии.

Однако исследование 2013 года в медицинском журнале Nature показало, что крысам с кокаиновой зависимостью электрическая стимуляция области мозга, связанной с самоконтролем, помогала избавляться от своей привычки. Луиджи Галлимберти, итальянский аддиктолог и профессор, всю свою карьеру пытавшийся лечить зависимых от кокаина пациентов, пришёл в восторг от возможностей, которые это открывает.

Поэтому в 2013 году он создал протокол для людей, в который входят регулярные сеансы пТМС в течение шести месяцев и воздействие на префронтальную кору головного мозга – зону, принимающую участие в принятии решений и социальном поведении. За последние четыре года он лечил более 450 пациентов. «Тридцать четыре процента так и не вернулись к зависимости, а примерно 80 процентов отказались от наркотиков, возвратившись к ним несколько раз. Я за все годы клинической практики не видел ничего настолько эффективного», – говорит он.

Один из этих пациентов – 50-летний Алессандро*, впервые попробовал кокаин три десятилетия назад. Почти пятнадцать лет назад, когда потребление наркотика превратилось в полноценную зависимость, Алессандро отправился к Галлимберти, и ему предложили психотерапию и антидепрессанты. Но спустя три года Алессандро вернулся к наркотику и снова начал принимать кокаин почти каждый день.

Поговорив с Галлимберти, он решил попробовать пТМС. Он не брался за кокаин со времён своего первого сеанса в июле этого года. «Раньше кокаин вечно был у меня на уме. С тех пор, как я начал проходить пТМС, ситуация полностью изменилась. Я перестал думать о кокаине с первого своего сеанса. С тех пор мне предлагали наркотик, а мне его не хотелось – как будто какую-то лампочку выключили», – говорит Алессандро.

Это воодушевляет, но это не значит, что мы уже должны рассматривать пТМС как чудо. Необходимы серьёзные рандомизированные клинические исследования. Несколько таких как раз начаты, в том числе исследование в Медицинском университете Южной Каролины. Смелые и оригинальные научные исследования продолжают идти вперёд, и есть надежда, что мы вскоре сможем победить кокаиновую зависимость. Тем не менее, маловероятно, что самой по себе таблетки или вмешательства в мозг будет достаточно.

Это сложное заболевание, и самыми эффективными способами лечения будут те, которые можно сочетать с психологической и социальной поддержкой. Для Джейми это было важнейшей частью выздоровления.

*Источник предпочитает употреблять только его имя.